ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ: ОТ ЭЛЕН ДО БАШМАЧКИНА

Ее крестным отцом стал Николай Островский. Это не шутки, когда классик русской драматургии незримо оказывает поддержку молодой актрисе, начинающей делать свои первые шаги на сцене профессионального театра. Нужно соответствовать высокому имени. Так оно и вышло.

Впервые на престижную театральную премию «Тантана» («Триумф») Лейсан Хабибуллина номинировалась с ролью Раисы Пеженовой в спектакле «Женитьба Бальзаминова» (автор Н. Островский). Номинация «Актриса второго плана» не далась сразу в руки. Однако жюри вручило специальный диплом «За оригинальную трактовку образа». В первый же год ее заметили. А в этом году и отметили. Теперь уже за роль Элен в спектакле «Сотворившая чудо» (автор Уильям Гибсон). Лейсан все-таки признали лучшей актрисой второго плана в Татарстане.

Говорят, что и у нее тоже иногда бывает плохое настроение, но я с ним не сталкивалась. Повезло, наверное. Чаще всего актрису в повседневной жизни можно увидеть улыбающейся, с миллионами идей и планов, с желанием работать, делать что-то необычное.

— Конечно, я могу и злиться. Особенно, если не выходит, если я не так, как нужно отыграла, — убеждает меня Лейсан. – Но недолго. Отрицательные эмоции мешают работе.

Работоспособности актрисы можно позавидовать. Она занята практически во всем действующем репертуаре театра. Режиссеры ценят ее за умение пластично перевоплощаться из 7-летней девочки, как в постановке «Волшебный цветок» (автор М. Баталова), в гоголевского Акакаия Акакиевича, которому за 50. Пропорции тела позволяют, живой ум и скорость реакции тоже.

— Мне Рияз (супруг. Прим. автора) часто говорит, что я неуравновешенная, — делится Лейсан. — Я могу резко расстроиться, напридумывать себе, что меня какая-то фраза обидела. Буду долго рефлексировать по этому поводу, хотя по факту никто мне не сказал ничего плохого. Очень долго рефлексирую. Я, действительно, эмоциональный человек. Но такой должна быть любая актриса. Этот и есть тот самый рычаг, который переключает с одной роли на другую. Если тяжело переключить эмоции, то и в профессии непросто будет. Хотя я считаю себя довольно спокойной. Все мои близкие подруги актрисы больше, чем я эмоциональны.

Однако все чувства за час до спектакля аккумулируются внутри и растрачиванию не подлежат. Есть постановки, которые требуют настроя. Например «Башмачкин» (автор Олег Богаев). В гримерке, где помимо Лейсан гримируются еще несколько актрис, одиноко не бывает. За соседним столиком готовятся к выходу коллеги, то и дело заглядывают сотрудники, занятые в подготовке спектакля. Но такого чтобы попросить: «Оставьте меня наконец в покое» не бывает. Не принято это в бугульминском театре. Хотя роль у Лейсан тяжелая, драматическая, к тому же мужская, с совершенно иной психологией.

— Соседка по гримерке Надежда Вышенская с пониманием относится к Башмачкину. Всегда старается уйти, чтобы я сосредоточилась. Иногда помогает музыка, но мне проще посидеть в тишине, пока гримирую ноги, руки, лицо. Потом спускаюсь к сцене, а сама себе представляю, что стою у двери чиновника и жду, когда меня примут. Важно и тело подготовить к выходу. Как говорили наши мастера во время учебы: «Тело нужно разбудить». Небольшая гимнастика, похлопывание самой себя по ногам, рукам это обязательный ритуал.

Спектакль «Сотворившая чудо», который принес Лейсан награду на «Тантане», тоже непростой. Актриса каждый раз перевоплощается в ребёнка, похожего на зверёныша, а ее партнерша на протяжении всего действия буквально физически его усмиряет. Каждый спектакль это психологический и телесный бой. И здесь без подготовки тела к работе нельзя. Суставная гимнастика спасет от травм, разбитых коленок и растяжений по время спектакля. А они вполне могут быть. Те, кто видел «Сотворившую чудо» на сцене БГРДТ убедились в этом воочию.

— Перед этим спектаклем я также прохожу в голове весь эмоциональный ряд девочки, судьбу которой играю. Роль без слов, поэтому мыслей множество. Важно телом показать, что ощущает этот ребенок. Плюс мы с Надеждой снова руками повторяем тактильный алфавит для слепоглухонемых, который используется в постановке.

Если вы увидите Лейсан на улице, вряд ли признаете в ней сразу ведущую актрису театра. При такой нежной внешности внутри скрывается твёрдость характера. Живая, удивительно самобытная, хрупкая, подобная ТЮЗовской травести, актриса разбивает в пыль все сомнения в ее умениях, едва взойдя на сцену. Сила ее дарования при необходимости незримо увеличивает внешние параметры, добавляя веса и значительности. Недаром те, кто узнает все-таки в ней девушку с театральных подмостков, потом в недоумении качают головой: «Я думал, что Вы выше ростом».

А она актриса широчайшего диапазона, может сыграть и кроткого ангела и коварную злодейку. Во всём была гармонична.

— Бывает, когда спектакли играешь довольно долго и часто, роли получаются заштампованные. На сцену выходишь на автомате каком-то. Спасает только зрительный зал. Люди реагируют: хлопают, смеются и это отрезвляет. Хочется отыграть еще лучше, — раскрывает секреты Лейсан. – Но совсем уже включает голову и воображение, когда что-то идет не по плану. Настоящий всплеск адреналина. А такие моменты тоже бывают. Партнер ли реплику не дает, упало ли что-нибудь или сломалось. Это же жизнь, в театре такое тоже бывает. Вот и мысли в голове проносятся со скоростью света, как мой персонаж может из этой ситуации выкрутиться. Тут уж точно начинаешь думать как он. Главное, чтобы зритель не заметил, не выпал из пространственно-временного ряда постановки.

Потом в семейном кругу каждая неточность или успех будут тщательно анализироваться, высказываться предположения как избежать этого потом или обратить во благо. Семейная пара дополняет друг друга также как инь и янь. Поэтому о работе может говорить бесконечно. А что же еще для них может быть интереснее, чем театр? Тут и Николай Островский подтверждает: «Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не саму пьесу: пьесу можно и прочесть».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *