В МИЛЛИМЕТРЕ ОТ СМЕРТИ

Могло ли это произойти в реальной жизни? Сегодня – нет. Восемь десятков лет назад – да! К сожалению, к нашему ужасу — да…

История, которую описал в своей пьесе Григорий Горин, сейчас кажется далекой, почти на грани с фантастикой. Однако от перемещения во времени истинный смысл не меняется – любовь спасет мир. Как бы пафосно это не звучало.

В бугульминском театре готов к показу спектакль, посвященный 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Его планировали выпустить в свет к 9 мая, но пандемия внесла свои коррективы. Зрители увидят «Прощай, конферансье», осенью, когда будет открыт 86-й театральный сезон.

Григорий Горин — сценарист, блестящий сатирик 20 века. От своих коллег отличался тем, что осовременивал литературные сюжеты мировой классики, Персонажи из прошлого под пером Григория Израилевича начинали существовать в новых реалиях. Ныне это направление снова становится актуальным. К примеру, в современном театре Гамлет уже не герой из 17 века, притворяющийся сошедшим с ума от горя, а социопат. Дон Жуан – не просто повеса, а интуитивно-этический экстраверт вполне себе спокойно существующий в пространстве, предположим, Москва-сити.

Пьеса «Прощай, конферансье» была написана в 1985 году. И, по мнению Алексея Молостова, режиссера, который поставил ее в бугульминском театре, имеет под собой основу евангельской истории об Иисусе Христе и 12 апостолах. В пьесе, действительно, помимо главного героя – Конферансье – существуют 12 взрослых персонажей. Если углубиться и наложить жития учеников Иисуса на них, то обнаружатся некоторые совпадения. Писателя Лютикова можно сравнить с Иоанном Богословом, который символически изображается с чернильницей, пером и книгой в руках. Клоуна Отто – с Иудой Искариотом. Среди горинских «апостолов» есть и женщины, но это делает разгадку более увлекательной.

Алексей Молостов, заслуженный артист Республики Татарстан периодически сотрудничает с бугульминским театром в качестве режиссера уже два десятка лет. Последние его работы «Госпожа министерша», «Ма-Мурэ» — густонаселенные музыкальные спектакли. Не изменил своей традиции он и в этот раз. Актеры поют, танцуют, смеются и плачут, заполняют собой все пространство. При минимуме декораций, буквально при помощи четырех-шести стульев на сцене трамвай превращается в гримерку, а коммунальная квартира в танк.

Впервые в творческом дуэте в Бугульме поработали москвич Молостов и жительница Набережных Челнов, художница Елена Сорочайкина. Она воплотила на сцене 3D-графику зрительно увеличивающую пространство. В технике футаж созданы иллюзии московской эстрады, взрывов, шагающих рядами фашистов.

— Сама пьеса диктует художественные образы, — рассказывает Елена Сорочайкина. – Поэтому первый и второй акты так разительно отличаются в костюмном решении. Довоенные годы светлые, воздушные, чистые. И костюмы у героев соответствующие. Но приходят фашисты в строгой темной форме и хотят покорить наш народ. Второй акт получился цвета хаки. Из ярких красок остается неизменным синенький скромный платочек у Оли Бутасовой на шее, а еще синее небо, за которое и идет бой.

Спектакль поставлен на субсидии, выделенные федеральным бюджетом по партпроекту «Театры малых городов». Вложенные средства позволили закупить новое оборудование для театра, ткани, а главное, оплатить работу приглашенных мастеров.

Владимир Пряхин исполняет главную роль конферансье Николая Буркини. Его персонаж — стержень всего повествования, на него нанизываются эпизоды, благодаря ему не распадаются разные элементы. К нему за утешением и поддержкой обращаются остальные действующие лица. Казалось бы, кто может быть сильнее, важнее его? Но у режиссера есть свой взгляд на пьесу. Он неожиданно делает фигуру его супруги (исполняет Виктория Лапчук) авторитетной, что, впрочем, близко к жизненным реалиям.

 

¶Конферансье. Я-то, честно говоря, собирался по другой линии пойти. Рабфак закончил, думал инженером стать… А только, честно скажу, земля к себе тянет. Приедешь в родные места, пройдешь по околице, глотнешь родниковой воды, упадешь лицом в траву и чувствуешь хочется конферировать! Ну сил нет! Вот почему и вышел на сцену.

 

В курсе материаловедения есть понятие «усталость металла», которое обозначает ослабленное состояние металлических деталей, которые подвергаются напряжениям или нагрузкам, что в конечном итоге приводит к разрушению. Буквально с первой минуты мы видим, как конферансье подвергается тем самым нагрузкам, в его случае психологическим. Он переживает за всех: зрителей, артистов, друзей, незнакомую девочку. Каждому протягивает руку помощи. А сердце, между тем, дает тревожные звоночки. Но показать нельзя. Иначе шестеренки отлаженного механизма начнут застревать, и вся работа зубчатых колес станет пробуксовывать, а то и встанет.

«Зритель ни в чем не виноват. Он должен получить афишу сполна!..», — обращается к коллегам конферансье Буркини и с пол-оборота, подавив нахлынувшие чувства глубокой несимпатии, запускает снова в работу машину под названием «эстрада».

Помните советский фильм «Покровские ворота»? Первый акт бугульминского «Прощай, конферансье» во много схож по энергетике с этой комедией. Здесь те же приметы времени – белые костюмы, мужские соломенные шляпы, воздушные женские платья, ласковое и уважительное обращение друг с другом.

 

¶Лютиков. Оставьте Вы меня, Зиночка! Это невыносимо – всю жизнь сдерживаться… (Соседу.) Пошел вон, тебе говорят!

Сосед. Странно, однако, формулируете, Владимир Борисович. С соседом на «ты», с женой – на «вы»… Нехорошо! Не по-советски все это как-то…

 

И даже война не нарушила внутреннего содержания этих сильных духом людей. В грохоте орудий настоящие музыканты слышат ноты и отличают по гулу, еще не видя объекты, свои самолеты от вражеских. И ведь не ошибаются. Абсолютный слух. А еще не пропадает умение шутить, когда в миллиметре от смерти находишься. Есть в пьесе очень важный монолог конферансье о душе народа-победителя. О том, что можно в плен взять, расстрелять, на сцену народ смешить вытолкнуть, но в душу влезть нельзя. «Душа территория неоккупируемая!».

Спектакль стал дебютным для Александры Краевой. Она исполняет роль Веры. Персонаж, словно приблудный котенок, цепляется острыми коготками за теплое отношение, как за свою последнюю надежду на спасение. И вдруг война. Война, научившая шутить, когда впору плакать. Роль непростая, с внутренней трансформацией.

Георгий Бобейко (сын театральной пары Александра и Екатерины Бобейко) сыграл внука конферансье. Он уже дебютировал в театральных концертных программах, посвященных Дню Победы, в прошлые годы. Но тогда были роли без слов. А здесь текстовая.

Интересен персонаж Романа Никитина – колун Отто. Словно коктейль Молотова – простейшая смесь с горючей жидкостью – того и гляди рванет, но устроена примитивно, залита в обычную стеклянную бутыль. Так и Отто – обычные шутки, замешанные на юморе ниже пояса, и бьют они своей гадливостью. Образ воплощен отлично.

Есть мнение, что Григорий Горин писал с себя персонажа Лютикова. Его блистательно исполнил Ильдар Вильданов. Совпадения налицо. По пьесе Лютиков ранее работал ветеринаром, а Горин был врачом на скорой помощи. Оба писали сатирические скетчи для эстрады. Горин родился в еврейской семье и носил фамилию Офштейн. Когда начал пробовать себя на литературном поприще взял псевдоним «Горин». «Знаете, как расшифровал мой псевдоним Володя Войнович? Гриша Офштейн Решил Изменить Национальность», — отшучивался сатирик.

Юлия Исмагилова, заведующая литчастью театра

Фото Дениса Гапонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *