ЧЕТЫРЕ ЖЕНИХА, ОДНА НЕВЕСТА

Ярмарка женихов. Выбирай не хочу. У героини пьесы А. Островского есть красота, изящество словесных оборотов, понимающая маман, но совершенно нет денег. Хотя кого мы обманываем? Совести у нее тоже нет. А вот ухажеров, потенциальных мужей пруд пруди.

В бугульминском театре родилась еще одна постановка под авторством классика русской драматургии Александра Островского. И снова комедия. И снова об извечной проблеме: как дороже продать себя и дешевле купить других.

Вот они – мнимые спонсоры беззаботной жизни – стоят на шатких постаментах, не желающие опускаться в долговую яму и от того совершающие поступки, далекие от понятия духовности. Это первое, что видят зрители, когда открывается театральный занавес. Посмотрите на Василькова — у него вместо души бухгалтерские счеты. А это — мелкий враль Кучумов, больше похожий на Гумберта, влюбившегося в набоковскую Лолиту. Рядом – остальные. Но и они не лучше.

Режиссер Владимир Пряхин, народный артист РТ использует в своей работе так называемые барельефные сцены. Это мизансцены, разыгрывающиеся в зоне перед занавесом. Публика видит завязку сюжетной линии здесь, буквально в паре-тройке метров от себя. Это особое сценическое пространство рушит барьеры во взаимоотношениях между залом и актерами. Можно услышать шелест платья, разглядеть пуговки на пиджаке.

Приглядываться есть к чему. Приглашенный художник и сценограф постановки Кристина Данилина создавала эскизы платьев по образцам картин того времени. На минуточку – пьеса Александром Островским была написана в 1869 году. Сохранилось огромное количество полотен художников той эпохи. У Лидии Юрьевны нежно-розовое платье со шлейфом, декоративными наслоениями, драпировками. Есть и турнюр (подушечка, которая подкладывалась дамами сзади под платье ниже талии для придания пышности фигуре). Эдакая кукла Барби образца позапрошлого столетия. В умопомрачительной шляпке со старусиными перьями.

— Шляпки для мамы и дочери сделаны на заказ в мастерский Санкт-Петербурга, — рассказывает Кристина Данилина. —  В этой шляпной мастерской делают головные уборы для лучших театров нашей страны. При правильном хранении они прослужат много лет.

Журнал «Модный вестник», который кокетка Лидия периодически перелистывает, тоже соответствует эпохе. В нем – картинки с модными тенденциями дамской моды конца середины 19 века. Перелистывающие страницы журнала тонкие пальцы Виктории Лапчук, будто отдельная мизансцена. Наблюдение за ними на протяжении всего спектакля увлекает. И кажется, что иные их жесты говорят больше, чем слова всей пьесы. Виктория с благородной осанкой, огромными глазами и убивающим наповал поворотом голову справилась с ролью аристократки прекрасно.

Гармонично существует в рисунке роли матери актриса Марина Чернуха. Ее героиня, скрывающая за ангельским ликом благих намерений холодный расчет и цинизм. Марине удается показать спектр чувств от высокомерия до отчаяния. И вот зрителю впору ненавидеть эту женщину красивую и до безумия любящую свою дочь.

Сценография постановки воздушна. В ней играючи сочетаются полотна французских импрессионистов (задник и боковые кулисы) и английских романтиков (декорации). К слову, по задумке художника и в исполнении поделочного и бутафорского цехов на сцене ожила одна из картин английского художника Эдмунда Блэра Лейтона. Беседка, оплетенная цветами, греческие колоны, увитые плющом, вдруг обрели физические формы в пространстве.

Структура спектакля от этого выглядит целостной. Всё-таки полтораста лет назад устойчиво протекало внедрение одной культуры в другую. И режиссер, определив характеры и поведение персонажей в постановке, показал зрителям это натурально.

Савва Васильков в исполнении Ильдара Вильданова убедительно скучен в своем стремлении скопить бюджет, сэкономить на всем, что возможно, он простоват в разговорах и выговор у него совершенно мужицкий.

А рядом с ним пьянчужка Григорий Кучумов, осыпающий дам ариями из итальянских опер, карикатурен в своих аристократических манерах. Роль разорившегося «князиньки» играет Александр Кочетов, народный артист Татарстана. Играет так, что в дистанции между актером и героем нет и намека на зазор. Не играет. Живет!

Своеобразен Телятьев. Исполнитель его роли Роман Никитин вышел настоящим фанфароном. Берет от жизни все, но по счетам не платит. Его манера держаться, вести себя вызывает улыбку узнавания у зрителей.

Дебют в вечернем спектакле состоялся у Алексея Жучкова. На сцену он вышел в роли Глумова.

Спектакль трудно поставить в один ряд с другой комедией Островского «Женитьба Бальзаминова», которая есть в репертуаре бугульминского театра. Здесь меньше сценических и эмоциональных эффектов. Важную роль играет текст. Каждая реплика открывает глубину падения каждого из персонажей. Нет возможности выпасть хоть на минуту из действия, не потеряв крупиц золотого песка смысла.

Спектакль поставлен на средства субсидии по федеральному партийному проекту «Театры малых городов» партии «Единая Россия». Он предназначен для широкого просмотра. Будет интересен тем, кто скользит не только по поверхности, но также видит связь исторических эпох, вневременных проблем человеческой морали.

 

Юлия Исмагилова

Фото Дениса Гапонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *