МАКАРОНЫ СО ВКУСОМ АРБУЗНОЙ ЖВАЧКИ

Премьера спектакля «Бог ездит на велосипеде» состоялась в драматическом театре имени А. Баталова при полном аншлаге. Уже давно не было такого, чтобы люди задолго до спектакля и до самого первого звонка, призывающего войти в зал, спрашивали друг друга: «Нет ли лишнего билетика?» Последний билеты был продан спустя неделю, как в продаже появился первый.

Тема подростков, их взаимоотношений с окружающим миром существовала всегда, а в последние годы стала на пике популярности в театральной среде. Родители, привыкшие с рождения детей определять какие колготы им купить, каким супчиком накормить, в какое время вывести гулять, шли бы и дальше по накатанному пути, но вдруг… Вдруг оказывается, что ребенок повзрослел и хочет сам выбирать себе друзей, музыку, предмет для сдачи ЕГЭ…

В бугульминском театре целый месяц с утра и до вечера шли репетиции спектакля «Бог ездит на велосипеде». Режиссер Алессандра Джунтини приехала со своими идеями. Это было ее решение поставить на площадке театра имени А. В. Баталова ультрасовременную прозу.

Столичные критики отзываются о пьесе, как материале, который нельзя разбирать и играть по законам классической драмы. Здесь нет сюжета, кульминации, развязки. Смысл ее заложен в диалогах. Задачей режиссера было выстроить линию  так, чтобы спектакль было комфортно воспринимать зрителю, привыкшему к репертуарному театру.

Иными словами авторы Ирина Васьковская и Дарья Уткина снабдили режиссеров рисом, мясом, овощами, но не дали конкретных рецептов. У одного из этого набора продуктов получится плов, у другого — мясо с рисом на гарнир и овощным салатом в качестве закуски, в Бугульме вышло ризотто (классическое итальянское блюдо с российскими приправами).

 

Мать. Кирилл общительный и дружелюбный мальчик… У него есть подруга! Её зовут Света! Хорошая девочка из хорошей семьи! Ещё у него есть друг! Общительные дружелюбные мальчики без всяких патологий!

 

Именно так и рассказывает мать о своем сыне Кирилле: утверждая, восклицая, убеждая всех и себя в первую очередь. Однако ведет сына к психологу, поит его адаптогеном. Хотя сама практически бьется в истерике, нервно дергает плечами, не перестает ходить кругами, подгоняемая гормонами адреналина и кортизола, вырабатывающимися на фоне постоянного стресса. Ей страшно за настоящее, будущее Кирилла, его социальную адаптацию.

Зритель видит внутренний мир Кирилла, ему доступны видения подростка, он слышат как на тот или иной его поступок реагируют родители, сверстники. Кирилл продирается сквозь время, пространство, реальность и иллюзию. А рядом  мать со своей гиперопекой, которая при случае рявкает ему в лицо: «Заткнись!». Отец добавляет масла в огонь. И вроде бы по пьесе у него не так много слов, но в визуальном воплощении перед нами предстает настоящий абьюзер. Он и сам не многого достиг, но от сына требует заоблачных вершин. Давит силой возрастного и родственного превосходства. Сын для него, как боксерская груша для тренировки и выплеска эмоционального накала. Что делает Кирилл? Врет. Врет, чтобы соответствовать ожиданиям родителей. Есть потрясающий кусочек диалога между подростками.

 

Наташа. А моя мама врёт моему папе.

Кирилл. Моя тоже.

Наташа. И мой папа врёт моей маме.

Кирилл. Мой тоже.

Наташа. А папа и мама — врут мне.

Кирилл. Да.

Наташа. А я – вру им.

Кирилл. Я тоже.

Наташа. Но нас всё устраивает, потому что ложь снимает лишнее напряжение. Никому же неохота врубаться в чужие проблемки.

 

У каждого персонажа в пьесе миллионы тараканов в голову. Но взрослые, так уж повелось, видят проблемы подростков совсем не такими или просто не считают это за проблемы. Именно поэтому с особой тональностью и обреченностью звучат слова одной из героинь.

 

Света. Просто расслабься: мы же подростки. Мы должны быть бодрыми, спортивными и жизнерадостными. Да, Макаров?

Макаров. Конечно, малыш.

 

А между тем подростковый возраст полон противоречий. Между взрослыми и детьми растет недосказанность, появляется отчужденность… Подростки чувствуют себя одинокими, взрослые с непониманием, а то и раздражением, воспринимают депрессивное настроение детей. Думаете им от этого легче?

 

Света. Ничего страшного — просто четырнадцать лет. Это вроде как макароны со вкусом арбузной жвачки. Нам всем трудно, не думайте, что Кирилл один такой.

 

Нужно отметить, что все, кто приложил руку к постановке «Бог ездит на велосипеде» — другое поколение жителей планеты. Их называют «миллениалы» или «поколение Y». Это люди, встретившие новое тысячелетие в юном возрасте, характеризующиеся глубокой вовлеченностью в цифровые технологии. К ним относятся авторы пьесы — И. Васьковская, Д. Уткина (г. Екатеринбург), режиссер-постановщик  — А. Джунтини (Италия), композитор — И. Амелин (г. Санкт-Петербург). И все актеры, играющие в спектакле тоже из этого времени, за исключением Тимерхана Закирова, исполнившего главную роль (Кирилл) и Виолетты Чениной (Света). У Тимерхана это дебютная роль и справился он с ней на «отлично». Только в этом году поступил на службу в театр после окончания Казанского театрального училища и сразу же оказался в новой постановке.

В паре с Виолеттой роль Светы, на первый взгляд кажущейся бестолковой красотки, играет Виктория Лапчук. Она вернулась в труппу после отпуска по уходу за ребенком. Света демонстрирует миру подростка таким, каким его видят в основном окружающие. Она поверхностна, нарцистична, помешана на светодиодных кросовках и бальзаме для губ со вкусом тирамиссу. Это ее фраза: «Коммуницируйте! Вам должно понравиться!» Но говорит она об этом так часто, что очевидно – с коммуникацией и у нее куча проблем.

Роль матери и отца Кирилла играют Надежда Вышенская и Ильдар Вильданов, психолога – Роман Никитин.

Очередной раз раскрылась перед нами Лейсан Хабибуллина. Она сыграла роль девушки, на которую сверстники повесили ярлык шизофренички. Наташа ищет себя в мире, где все непонятно: непонятно почему умер брат, почему мать ставит за него свечи в храме, почему окружающие ведут себя так, будто все хорошо. Особенно пронзительным моментом в постановке оказывается чтение письма Наташи, которое она адресовала сама себе в возрасте 6 лет. Интересно, что все участники постановки по заданию режиссера  писали письма от лица своих героев, чтобы лучше вникнуть в роль. И два из них вошли в сценарий: письмо Лейсан и Тимерхана.

Инфернальным вышел старший брат главной героини (Тимур Багаманов). По сценарию у него даже нет имени. Он просто брат, который умер. И если вы будете смотреть спектакль, обратите внимание на то, каким образом он появляется перед зрителями. Рияз Усманов в образе Макарова показал как за черствой, циничной оболочкой скрывается трепетное сердце.

Тема отцов и детей существует тысячелетия и нынешнем веке не теряет своей актуальности. Более того, приобретает новые оттенки. В сто крат более резкие и жесткие, чем было ранее. Спасение лишь в терпении и любви.

Юлия Исмагилова

Фото Дениса Гапонова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *